среда, 26 февраля 2014 г.

Падежи


 Великое дело: УЧИМ ПАДЕЖИ!

http://repetitor8.ru/blog/skazka_o_padezhakh/2011-09-18-9



 http://images.yandex.ru/yandsearch?source=wiz&fp=0&text=%D0%BF%D0%B0%D0%B4%D0%B5%D0%B6%D0%B8%20%D0%B8%D0%BC%D0%B5%D0%BD%20%D1%81%D1%83%D1%89%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D1%85%203%20%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%81%20%D1%82%D0%B0%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D1%86%D0%B0&noreask=1&pos=7&lr=213&rpt=simage&uinfo=ww-1263-wh-641-fw-1038-fh-448-pd-1&img_url=http%3A%2F%2Firina555.ucoz.ru%2Fpadezhi-voprosy-predlogi.jpg



Странноватое слово Падеж... Уж очень оно напоминает другое русское слово падёж. Но падёж — значит гибель животных от за­разной болезни. Как же это могло связаться с грамматикой?
Мы уже видели примеры того, что русские грамматические на­звания оказываются взятыми у других народов, в частности, у древ­них греков и римлян. Так получилось и тут. Греческое ptosis [пто-зис], римское casus [казус] означали вначале «падение», в частно­сти, «выпадение игральных костей при игре». Отсюда у слова паде­ние появилось значение «случай», «жребий» (костями кидали жре­бий). Древние грамматики нашли уместным обозначать этим же словом и изменение слов при их склонении. Умно они придумали или нет, мы сейчас не станем обсуждать. Однако многие языки Ев­ропы позаимствовали у них выдумку. Французы прямо приняли слово [казус], лишь изменив его на свой лад: cas [кас]. У итальян­цев и испанцев оно зазвучало как caso [касо]. Немцы, датчане, шведы сохранили его в латинской форме. В болгарском и русском языках это латинское слово было переведено как падеж. Поля­ки сделали свой перевод [пшыпадэк]. Словом, термин, как гово­рится, пришелся всюду ко двору, а языкам ничего другого и не тре­буется.
Переберем все наши шесть падежей и более подробно познако­мимся с ними.
Именительный. Можно понять, почему он так называется. Ведь если вы спрашиваете: «Что это такое?», то вам непременно отвеча­ют существительным, к которому можно отнести вопросы: «Кто? Что это такое?» При этом в ответе предмет называется — именует­ся. Но не надо думать, что название именительный просто образо­вано русскими учеными-лингвистами от слова имя и, следователь­но, возникло сравнительно недавно. Нет, история его, как и многих других грамматических определений, восходит к древним временам Греции и Рима, мы с этим уже встречались.
Греки первыми придумали для него название onomastike ptosis [ономастика птозис]. Римские ученые любили заимствовать свои термины у старших своих соседей. Они довольно точно перевели эти слова на латынь: casus novinatius. И греческое опота [онома ] и римское nomin [номин ] одинаково значили «имя».
Слово номинатив стало звучать в грамматиках большей части так называемых новых европейских языков (французский, немец­кий и др.). Мы перевели это слово на русский как именительный, поляки — как мяновик, болгары — именителен.
Почему он первый среди равных? Почему все его считают ос­новной формой имен? Да хотя бы потому, что немало слов как раз в именительном падеже равно своему корню. Все остальные падежи уже произведены от него (кот-а, кот-у, кот-ом, о кот-ё). Слово в именительном падеже является одним из двух главных членов. Не теряйтесь, начинающие грамотеи, если встретите в предложении существительное мужского рода, отвечающее на вопрос что? Если не будете знать, какой это падеж — именительный или винитель­ный, — подставьте существительное женского рода (я вижу дом — именительный или винительный? Я вижу маму, дочку, книгу... и т.д. — винительный).
Родительский
Нет, это не описка, а заранее обдуманное намерение. В латин­ском языке он звался genetivus casus [генетивус казус ], что вообще-то можно истолковать и как «падеж родства». Уже во времена рим­лян (да и раньше) его применяли часто в тех случаях, когда нужно было обозначить родство: сын своего отца, внук знаменитого деда, потомки императора и т.п.
Родительный падеж.
«Родство» можно понимать и шире: ветка пальмы — ветка, рожденная пальмой; заводы Форда — заводы, построенные (то есть как бы «порожденные») Фордом.
Таково исходное, начальное значение этого падежа. Но затем он приобрел иные значения, некоторые из них очень далеко ушли от основного.
Этот падеж может обходиться и без предлогов, но не избега­ет их.
Мы уже говорили вам, что можно сделать, чтобы не спутать именительный и винительный падежи (оба они отвечают на вопрос что?).
А тот же винительный падеж имеет и с родительным общий воп­рос кого?
Я смотрю на (кого?) слона.
Какой это падеж, родительный или винительный?
Подставляем другое существительное.
Я смотрю на (кого?) маму, книгу...
Так и есть — винительный.
У (кого?) слона есть уши.
Заменяем на неодушевленное существительное.
У (чего?) дома есть крыша, —
это «кого» родительного падежа.
Щедрый падеж
Щедрым можно назвать дательный падеж только по происхож­дению: первоначальное значение его должно было обозначать то лицо или предмет, для которого, ради которого делается что-ни­будь: подарок (кому?) дочери; помогать (кому?) соседу; дань (че­му?) памяти.
Вдумавшись, во всех этих выражениях можно как бы почувст­вовать мысль о том, что кому-нибудь что-либо как бы дается, — дочери дается подарок, соседу — помощь и памяти (погибшим, умершим) отдается дань любви, преклонения. Такое значение, очевидно, и дало еще у древних народов название этому падежу: у греков он Dotike ptosis, у римлян — Casus dativus. И в том и в дру­гом имени ощущается общее с нашим дательным падежом. Но уже-очень давно он получил возможность выражать и совсем непохож ие­на «дать» понятия: Мне (кому?) грустно и легко...
Падеж-работяга Теперь — о творительном падеже.
Творительный падеж, видимо, потому назван в русской грам­матике этим самым своим именем, что главным его значением было такое: значение орудия, которым что-нибудь делают: Старик ловил (чем?) неводом рыбу; Рыбка (чем?) голосом молвит чело­вечьим.
Вот почему в латинской грамматике один из видов творительно­го падежа назывался Ablativus instrumentales. Да и у нас в старину иногда упоминали орудивный падеж (от орудие). Но кроме этого, наш творительный выражает еще немало других значений.
Нередко падеж этот встречается с предлогами:
Там царь Кащей
Над (чем?) златом чахнет.
Подумайте, нет ли других значений, которые бы выражал тво­рительный падеж.
Предложный    падеж
Обычно научные термины выражают только одно значение и в обыденной речи отдельно практически не употребляются. Мы не го­ворим дательный человек, винительная речь и т.п.). Это относится и к предложному, например, языку.
Из всех падежей предложный — самый предложный, наипред-ложнейший, т.к. без предлога и не употребляется.
Предложный падеж в нашем языке встречается очень часто. Он занимает второе место после именительного.
Родоначальником нашего нынешнего предложного падежа был древний местный падеж. Летописи так и пестрели им: Во городе во Смоленске, в Вышгороде и т.п.
Теперь потомок местного падежа, падеж предложный, служит у нас для обозначения времени, места, как в старину, а также того, о ком (или о чем) мы ведем речь.
А предложным он называется за выработанную веками привыч­ку не употребляться иначе, чем с предлогами о, при, на, в, по.
Теперь вопросы, сохранившиеся со времен старого местного, связанные с этими предлогами (на ком, чем? при ком, чем? в ком, чем?), можно заменить вопросом где?, т.е. в ком? в чем? в каком ме­сте?

Умная консультация! ЭТО НАДО ЗНАТЬ!


 

Комментариев нет:

Отправить комментарий